Кристина Угарова: "Будем бороться до конца"

Кристина Угарова: "Будем бороться до конца"

Курская бегунья Кристина Угарова, которая в числе пяти российских легкоатлеток была заподозрена в нарушении антидопинговых правил, в интервью ИА "События" рассказала, что государство никак не помогает голословно обвиненным спортсменкам, но это не мешает ей находить доказательства своей невиновности.

В ноябре 2015 года разгорелся крупный скандал вокруг Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). Независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) по итогам собственного расследования рекомендовала Международной федерации легкой атлетики (IAAF) дисквалифицировать пятерых российских легкоатлеток и столько же тренеров (в их числе - бегунья Кристина Угарова и тренер Владимир Мохнев из Курска). Но это было только начало и предлог для того, чтобы временно отстранить ВФЛА от соревнований под эгидой IAAF, в том числе от Олимпиады-2016, и приостановить работу Российского антидопингового агентства (РУСАДА).

Основой для крупного спортивного скандала послужили два документальных фильма немецкого телеканала ARD, продемонстрированных в эфире в декабре 2014 года и августе 2015-го. Его главными героями выступили курская бегунья Юлия Степанова (Русанова) и ее муж Виталий, бывший сотрудник РУСАДА. Они утверждали о массовых случаях применения российскими спортсменами запрещенных стимуляторов и дачи взяток спортивным функционерам за сокрытие положительных допинг-проб. В последнем фильме была продемонстрирована аудиозапись, на которой, если верить немецкому переводу, Кристина Угарова рассказывает подруге по курской сборной о применении курса якобы запрещенных препараторов. Именно эта запись и послужила одним из главных поводов для отстранения бегуньи. В своем ноябрьском интервью ИА "События" спортсменка заявила, что будет судиться со Степановыми и ARD за клевету.

Помимо этого, международные эксперты предъявляли курянке претензии по ее гематологическому профилю в предолимпийском сезоне 2012 года. В одной из проб показатель гемоглобина был приближен к максимальному. Между тем, бегунья заявляет, что за прошедший месяц открылись новые обстоятельства, свидетельствующие о ее невиновности. О том, как идет борьба за отмену отстранения, о безразличии чиновников, создании профсоюза защиты спортсменов и многом другом Кристина Угарова рассказала в большом предновогоднем интервью ИА "События".

- Допинговый скандал вокруг Всероссийской федерации легкой атлетики прогремел в одночасье и очень громко. Расследования, отстранения, санкции, рокировки в отечественной легкой атлетике произошли за считанные дни. Однако затем наступило затишье. Кристина, так как в настоящее время складываются Ваши дела?

- Плодотворно прошло это время. Очень много что насобирали, очень много что прояснили, что самое главное. Мы работаем с коллегией адвокатов "Карабанов и партнеры". Я езжу к ним в Москву, и мы с ними разбираемся, запрашиваем необходимые бумаги. У нас есть своя стратегия, которой мы четко придерживаемся. На данный момент в российской практике таких дел, доведенных до справедливого итога, еще не было. Поэтому мы, как первопроходцы, проводим кропотливую работу. И вот недавно была информация, что наша ВФЛА подавала в Басманный суд Москвы на немецкий телеканал и было, так скажем, положительное судебное решение. Мои адвокаты ведут переговоры с ВФЛА, чтобы затем в этом вопросе действовать по их примеру. И, скорее всего, мы тоже будем обращаться в Басманный суд.

Прежде, чем подать на Степановых и на телеканал, мы должны собрать необходимые материалы. На них уже подавали в суд, подавали не мы, и был отказ. Все потому, что нет оригиналов записи (речь идет о записях с голосами спортсменок, которые транслировались в фильмах ARD - Прим. ИА "События"). Мы учли эти ошибки и выстраиваем такую линию обороны, чтобы, пойдя в суд, иметь реальные шансы выиграть. Мы отдали эту запись, которая размещена на сайте телеканала ARD, специалистам. У нас уже есть заключение.

- И что же показала экспертиза?

- Пока это был простой анализ пленки, чисто технический. Что запись такая существует. Вторым этапом пойдет анализ голоса. В любом случае, благодаря первоначальному анализу мы уже можем представлять эту пленку в суде. Это, что касается Степановых и телеканала.

- А что касается историй с Вашим биологическим паспортом и повышенным гемоглобином...

- Это еще интереснее. Открылись новые обстоятельства, которые, между прочим, дают нам право даже снять с меня отстранение по этому вопросу. Скажу только, что, оказывается, учитывались не все имеющиеся у меня пробы и картина естественно была не полной. Кроме того, нашлось объяснение завышенного показателя гемоглобина. На этом основании мы подаем апелляцию в спортивный арбитражный суд Лозанны (CAS - Прим. ИА "События"), чтобы с меня сняли отстранение. Конечно, и нашу федерацию мы тоже оповестим, чтобы она была в курсе.

IAAF выдвинули шесть принципов, которые наша федерация должна выполнить, чтобы восстановиться в ее членстве. Одним из принципов является тот момент, что федерация должна отчитаться по каждому делу о допинге, которое у них проходит. Но ВФЛА не связывается ни с одним спортсменом. Вот, например, в моем случае обстоятельства изменились кардинально. И как они отчитываются, если меня даже ни о чем не спрашивают? Поэтому мы решили самостоятельно информировать их. Все пробы отправлены в ВАДА. Но ВАДА, в свою очередь, тоже требует, чтобы ВФЛА приняла какое-то решение, чтобы оно их устроило. А ВАДА, естественно, устроит только решение о дисквалификации спортсменов. Если не будет дисквалификации, они все равно рассмотрят все дела. Проще говоря, они просят ВФЛА: может, вы сами как-нибудь закроете дела по тем спортсменам, на которых они есть. У нас очень много дел должны заслушать в Лозанне. А зачем все слушать, если можно без этого всех дисквалифицировать? А, что есть невиновные, никого не волнует, значит попал в мясорубку.

- То есть намек идет на то, чтобы не доводить дело до спортивного суда в Лозанне и чтобы федерация решила проблему в узком "семейном кругу"?

- Да. А давайте-ка мы их без суда и следствия.... Это же беспредел! Это нарушение прав человека! А вот у меня действительно есть доказательства, что я не виновата. И я буду это доказывать.

- Молчание ВФЛА после такого громкого скандала невольно наталкивает на нехорошую мысль: со стороны складывается такое впечатление, что федерация тихо "сплавляет" спортсменов, которых заподозрили в употреблении допинга. Спортивные чиновники ранее в один голос говорили о том, что мы будем четко следовать предписаниям IAAF и ВАДА, мы все выполним, лишь бы наша сборная поехала на Олимпиаду. При этом на память не приходит ни одно высказывание спортивных функционеров в духе того, что мы будем защищать своих спортсменов. Вообще какая-нибудь поддержка со стороны государства идет?

- Нет. Никакой. Мы брошены. Это касается не только тех, чьи имена назывались в фильмах. У нас же очень много дел. Все брошены. В самом плохом варианте будет "все до свидания". Нет никакой помощи. Я, например, звонила одному из главных специалистов по юридическим вопросам Олимпийского комитета России (руководителю правового управления ОКР Александре Бриллиантовой - Прим. ИА "События"). Я ей позвонила, представилась. Я вот Угарова, спортсменка, меня сейчас так несправедливо осуждают. А она так разозлилась на меня и сказала: "Я Вам ничем помочь не могу, я защищаю только честных спортсменов". А я - честный спортсмен, защитите меня! Я же ни в чем не виновата, против меня ничего не доказано. Я пытаюсь бороться, я пытаюсь хоть что-то сделать, а она.... Просто бросила трубку! И эта ситуация характеризует их позицию. Видно, она посчитала, что раз я хоть каким-то боком примешана к этой истории, значит я виновна. А мне ведь хотелось всего-то проконсультироваться, как вести себя в CAS, у нее же большой опыт. Хотелось чисто по-человечески поговорить. Вот почему-то Светлана Журова (олимпийская чемпионка и чемпионка мира в беге на коньках, депутат Госдумы - Прим. ИА "События") и Татьяна Лебедева (чемпионка Европы, мира и Олимпиады по прыжкам в длину, вице-президент ВФЛА - Прим. ИА "События") не остаются равнодушными, а многие другие просто открещиваются. Все настроены против нас. Мы просили Виталия Леонтьевича Мутко (министр спорта РФ - Прим. ИА "События") создать рабочую группу для более справедливого ведения дел, но пока решения такого не было.

- Иными словами, перестановки, которые произошли ВФЛА, пока на Вашу историю с лучшей стороны не повлияли...

- Пока нет. Выборы президента федерации пройдут 16 января. При этом 10 января приезжает комиссия IAAF, комиссия от BAДA приезжала ранее. То есть, уже 11-го числа, скорее всего, будут какие-то решения. Все ждут эту комиссию, и они как-то с ней будут договариваться. И мы (легкоатлеты, которым грозит дисквалификация - Прим. ИА "События") понимаем, как они будут договариваться. Все мы пойдем ко дну. Нам связали руки. Нам не дают шансов хоть как-то добиться правды. Мы не виноваты. Да, может быть в чем-то российская антидопинговая система была не столь хороша. Но при чем тут спортсмены? Они попали в ловушку. Мы идем по лабиринту, из которого нет выхода. И наше руководство не понимает, что им нас все равно будет мало и дальше больше.... Почему бы сразу не встать за своих? Многие опустили руки, а я пытаюсь доказать свою правоту. Почему должны осудить невинного человека? Почему я должна отбывать какую-то дисквалификацию? Я готова все пройти! Поднимайте мои пробы, весь материал и проверяйте.

Тот же паспорт. Мой биологический паспорт изучили в Московском центре гематологии. Лучший гематолог из этого центра взял мое дело, посмотрел и сказал: "У тебя все нормально, все в пределах нормы. Почему они считают, что у тебя показатели выбиваются из нормы?" А я ему: "А Вы можете сделать анализ?" - "Я могу". И, когда у нас будет официальное заключение гематолога, мы передадим эти материалы в BAДA и ВФЛА. Пусть рисуют новую картину моих проб и разбираются. Это дает мне хоть какие-то шансы доказать свою невиновность в суде и выкарабкаться из этой истории.

- А как бы Вы охарактеризовали то, что сейчас происходит вокруг истории с допинговым скандалом?

- Сейчас затишье перед бурей. Все ждут выхода второго доклада независимой комиссии ВАДА. По нашим данным, обвиняться в этом докладе будет IAAF, в частности, в коррупции. И мы ждем этого доклада, ждем, что скажет комиссия, что скажет IAAF. Нас ведь обвинили только на основании каких-то там непонятных записей из фильма. Скажи я, что со снегурочкой на оленях летала, они бы это тоже за чистую монету приняли. Происходит настоящий бред, раздули из мухи слона. В российской легкой атлетике проблем не больше, чем у любой сборной. Чем у той же Америки, например. А почему к нам такое отношение? Ответ один. Посмотрите на мировую политику, посмотрите на то, что легкая атлетика является одним из самых медальных видов спорта. Если они убирают нас или убирают легкую атлетику из олимпийской программы, то Россия сразу же откатывается намного мест назад в медальном зачете Олимпиады. Поэтому тем, кто борется за победу в медальном зачете, выгодно такое развитие событий.

- Российским спортсменам грозит не только потеря путевок на Олимпиаду. Они уже сейчас не могут участвовать в соревнованиях. Достается даже любителям. В частности, Вашего мужа Виктора могли дисквалифицировать только за то, что он вышел на победный для себя марафон в Японии, не зная, что IAAF отстранила ВФЛА от соревнований под своей эгидой....

- Это мы его еще отстояли. Не отбивали бы Виктора, ему грозила бы реальная дисквалификация ни за что. Это было распоряжение Зеленченка (исполняющий обязанности президента ВФЛА Вадим Зеленченок - Прим. ИА "События"). Просто ни в чем не разбираясь. Виктор - спортсмен-любитель, и за него встали все. Он готовился к этим соревнованиям полгода, все силы отдал, пробежал марафон первым, он и не знал про такую ситуацию. Ты встань и пробеги марафон, еще и выиграй.... В итоге его пытались сделать "мальчиком для битья".... Зеленченок свою кандидатуру на выборы президента федерации не подавал. А всего будет четыре кандидата.

- Кристина, в прошлом интервью Вы рассказали нам, что в России будет создан профсоюз спортсменов. Как обстоят дела?

- Национальный профсоюз защиты прав спортсменов создан. Мы решили создать первичную организацию, документы все подали. У нас в стране сейчас есть профсоюз работников физкультуры, спорта и туризма, куда входят олимпийские чемпионы и известные спортивные деятели. И мы прикрепились к этой организации. Будем заниматься защитой спортсменов, представляющих не только легкую атлетику, профессионалов и любителей. Так как неизбежно встает вопрос с финансированием профсоюза, мы также создаем фонд защиты прав спортсменов. Документы по нему мы уже подготовили, ждем рассмотрения. Это некоммерческая организация. Будем искать спонсоров. Мы уже нашли людей, не равнодушных к нашим проблемам. Важно, что эти люди имеют вес. Вместе мы - сила, победа будет за нами.

К слову, спортсмены живут по нормам спортивного права, которое в нашей стране находится на зачаточном уровне. Настолько у нас все неразвито. Нас застали врасплох. И эта ситуация подтолкнула все к развитию. Надеюсь, недалек тот час, когда наше спортивное право выйдет на новый уровень. Я учусь сейчас заочно в магистратуре на юриспруденции. И вот меня уже сейчас зовут в коллегию адвокатов, чтобы я изучала спортивное право и защищала права спортсменов. А что делать? Бегать, конечно, в первую очередь. У некоторых есть хобби бегать, а моим хобби будет юриспруденция. Кстати, тема моей диссертации "Значение профсоюзов в России". Специально ее взяла, чтобы глубже понять тему профсоюзов.

- Во всех этих судебных перипетиях и Вашей активной общественной деятельности находится время для самого главного - спорта?

- Да, конечно, я тренируюсь. После того, как съездила на сборы в Кисловодск, у меня немного побаливает колено. Оно мне дает бежать, но не дает выполнять максимальные нагрузки. У меня двухразовые тренировки - с утра и вечером. Но я сейчас тренируюсь не в максимальном режиме. Наш манеж в Курске не позволяет тренироваться в полную силу. Все эти повороты, развороты - каждая мелочь сказывается на здоровье. Поэтому сейчас уделяем большее внимание общей физической подготовке, готовим к нагрузке мышцы. Чтобы, когда я дам максимальные нагрузки, мышцы были адаптированы. Пока будем разбирать с тренерами, какой у нас план на январь, на февраль, потому что зимний сезон мы будем пропускать. Будем готовиться к лету, к Олимпиаде.

- А есть какой-то ориентир, какая-то конкретная дата, когда Вы будете полностью готовы к большим стартам?

- Готовлюсь к лету. В легкой атлетике основные старты проходят зимой в манежах и летом на стадионах. Весна и осень - это своего рода подготовительный период, когда надо закладывать базис, набирать форму. Мы в этом году плавно будем готовиться к летним стартам. Тем более, все эти стрессы накладывают отпечаток. Если уж стартовать, то на должном уровне.

- Кристина, а, если оставить за скобками эту историю с допингом, при прочих равных когда бы Вы могли стартовать? И вообще, в каких стартах Вам надо принять участие, чтобы отобраться в сборную России на Олимпиаду-2016?

- Я и так нахожусь в составе сборной России, я - член сборной с 2004 года. А, чтобы отобраться на Олимпиаду, надо попасть в призовую тройку на чемпионате России. Он пройдет где-то за месяц до Олимпиады. Моя коронная дистанция - 1 500 метров. Может быть, попробую себя на более длинных дистанциях. Будем готовиться. Сначала необходимо, чтобы мне вернули право выступать на соревнованиях. Из-за отстранения могу принимать участие только в некоторых любительских и коммерческих стартах. Но в связи с тем, что открылись новые обстоятельства по моему делу, мы будем просить снять с меня отстранение. А пока вместо того, чтобы полноценно готовиться к стартам, приходится заниматься этим делом. Обстоятельства вынуждают защищаться.

- А в течение какого времени спортивный арбитраж может вынести решение по Вашему делу?

- Они сами сказали, что в течение трех месяцев дела должны быть закрыты. То есть, если считать с ноября, то какие-то решения должны принять в январе - феврале. Сейчас мы подаем необходимые документы, и они должны нам ответить в течение месяца. Мы, скорее всего, будем присутствовать на суде в Лозанне.

1730
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...