Кристина Угарова: "Готова пройти детектор лжи - допинг не употребляла"

Кристина Угарова: "Готова пройти детектор лжи - допинг не употребляла"

Курская легкоатлетка Кристина Угарова в интервью ИА «События» отвергла обвинения комиссии Всемирного антидопингового агентства в применении допинга и заявила, что готова отстаивать свои права в суде и при необходимости пройти через полиграф.

История вопроса

Скандал вокруг Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) стал разгораться в декабре 2014 года, когда в эфир немецкого телеканала ARD вышел документальный фильм, в котором утверждалось о массовом применении допинга российскими легкоатлетами. Главными героями фильма стали курская бегунья Юлия Степанова (Русанова) и ее муж Виталий — бывший сотрудник Российского антидопингового агентства (РУСАДА). В частности, спортсменка утверждала, что ее тренер Владмир Мохнев пропагандировал среди бегунов применение запрещенных препаратов. А, когда она получила положительный результат на допинг в ходе чемпионата России по легкой атлетике в Саранске в июле 2010 года, то якобы сразу по совету тренера передала по 30 тысяч рублей за сокрытие пробы директору Московского антидопингового центра и его товарищу.

В августе 2015 года в продолжение темы ARD выпустил новый фильм о допинге в российской легкой атлетике. На этот раз обвинялись восемь спортсменок и тренеров, среди которых указывалась курянка Кристина Угарова (Халеева). Независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) начала расследовать изложенные в фильме факты и на минувшей неделе рекомендовала пожизненно отстранить от спорта по пять отечественных легкоатлеток, в том числе Кристину Угарову, и тренеров, среди которых был назван Владимир Мохнев. Кроме того, эксперты ВАДА поставили под сомнение чистоту допинг-проб еще 4 спортсменов. Одной из них была названа курянка Екатерина Купина. Министерство спорта РФ в официальном заявлении призвало ВАДА ориентироваться на реальные факты при расследовании в отношении российских легкоатлетов. Вместе с тем, 13 ноября Международная федерация легкой атлетики (IAAF) приняла решение временно дисквалифицировать российскую команду от участия во всех соревнованиях под своей эгидой и в Олимпийских играх. Кроме того, была временно приостановлена работа РУСАДА.

Российские спортсмены обвинений в свой адрес не признают и с решением IAAF категорически несогласны. Активнее всех свою невиновность и чистоту коллег по цеху отстаивает курянка Кристина Угарова. Бронзовый призер Универсиады-2015 в интервью ИА «События» озвучила свою позицию по истории, раскручиваемой вокруг отечественной легкой атлетики, и рассказала о том, как намеревается защищаться сама и помочь отстоять честь другим легкоатлетам, которых, по убеждению курянки, как и ее, оговорили.

О дружеской беседе ценой в дисквалификацию

— Кристина, создатели фильма, вышедшего на ARD, утверждают, что якобы приводят аудиозапись с Вашим голосом, на которой идет обсуждение употребления допинга во время тренировок. Якобы Вы говорите, что стероиды Вам давал тренер Сергей Епишин. Так говорили Вы что-то подобное или нет?

— Действительно, этот разговор был в октябре, когда Юля (Степанова — Прим. ИА «События») была дисквалифицирована. Она позвала меня на дружескую беседу за чашкой чая, в которой всячески пыталась меня разговорить. Но я не говорила таких слов, что я употребляла допинг, слово «стероиды» не говорила. И это я точно помню. Сейчас меня взялась защищать на безвозмездной основе московская коллегия адвокатов «Карабанов и партнеры», люди неравнодушны к нашей проблеме. Мы эти записи — к сожалению, не оригиналы, они есть в Интернете — получили, сейчас ведем расшифровку, то есть убираем немецкий перевод и пытаемся выяснить, что я действительно говорила. Слова были обрезаны, вырваны из контекста, перевод совершенно не тот. Я сама прочитала отчет по словам, якобы сказанным мной. Естественно, такого там не было, и мы будем юридически доказывать это, подавать на них в суд, ездить в международные суды, и они ответят за свои слова. А начали с того, что составляем иски на Русанову, на Степанова, на телеканал. Готовится стопочка документов, которую мы будем юридически запускать, и они ответят за каждое свое слово и клевету. Мне сейчас предъявляется обвинение и рекомендуется пожизненная дисквалификация только из-за того, что я с ней поговорила. Представляете? И я бы хотела пролить свет на правду. На моем примере можно оценить всю парадоксальность ситуации, в которой оказались наши легкоатлеты.

— На другой пленке, по словам немцев, тренер Владимир Мохнев утверждает, что Угаровой пришлось заплатить 50 тысяч рублей, чтобы скрыть положительный результат ее тестов. Так ли это?

— Я готова пройти детектор лжи, сесть, чтобы меня спросили: «Вы употребляли допинг, давали взятку за какие-то пробы?». И детектор покажет, что я ничего не употребляла, никогда ничего не давала, потому что у меня все пробы чистые. Я нахожусь в спорте более 10 лет, с 2004 года, попала в сборную и защищала честь нашей страны, начиная с юношей. Я зарабатывала свою репутацию кропотливым трудом. Ну а спортсмены, которые не такие удачливые, пытаются как-то подставить, сделать подножку. Я состояла и в пулах, и в списках, все меня обследовали, и ни одной плохой пробы не было. И тут еще такое обвинение, за применение наркотиков мягче наказывают! Они хотят меня пожизненно дисквалифицировать всего лишь за слово! Это что за беспредел?! Пытаться опустить нашу страну до такой степени… Но это не получится. Мы сейчас говорим, что IAAF лишила членов нашей сборной права участвовать в соревнованиях под своей эгидой. С другой стороны, можно участвовать не под эгидой IAAF. Можно участвовать не членам сборной команды. То есть всегда можно найти какие-то пути отхода.

— Вы столько лет знаете Юлия Степанову. Почему она, в недавнем прошлом участница сборной Курской области, вдруг сделала такое заявление?

— Она сама предала курскую сборную. Она имела параллельный зачет с Курском. Потом бросила Курск, со скандалом ушла, потом оттуда ушла. Она внутренне сама по себе не является хорошим человеком, у нее практически не было друзей. И получается, она дисквалифицирована, он (Виталий Степанов — Прим. ИА «События») работал в РУСАДА — его выгнали с работу. И вот представьте двух таких обиженных людей. Причем он три года учился в Америке. И у нас есть все основания предполагать, что они — завербованные агенты. Что они столько времени делали в Америке, чтобы за какие-то несчастные деньги продать честь страны? Естественно, это не должно остаться безнаказанным.

О гемоглобине и мужской забывчивости

— В прессе говорилось, что Вас в сентябре временно отстранили от участия в соревнованиях из-за якобы положительного результата, полученного международными экспертами в одной из допинг-проб в августе. Что это была за проба?

— Все было не так. На самом деле меня отстранили за 2012 год. В преддверии Олимпиады они брали пробы на биологический паспорт. Это делается забор крови и вычисляется норма. Если ты выходишь из границ установленной ими нормы, то это повод для дисквалификации. Представляете? Например, у меня гемоглобин чуть повышен, и они — хоп! — за это зацепились, когда вся эта история заварилась. И теперь что, из-за этого дисквалифицировать? Да мы постоянно пишем отчеты, гемоглобин может быть повышен из-за чего угодно, например, при обезвоживании организма.

Кроме того, я попала еще в одну дурацкую ситуацию на уровне бреда. Было открытие этого сезона, перед стартом в Дохе, где, естественно, допинг-пробы должен был брать международный контроль. Я пробежала старт, выиграла его. Ко мне должны были подойти с проверкой, но так никто и не подошел. Мы спокойно ушли со стадиона вместе с моей сестрой и крестницей, у которой был день рождения, так как у нас был заказан ресторан. А впоследствии мне предъявили обвинение, что я не явилась на награждение. И, хотя никто из призеров не пришел, именно меня решили отстранить от соревнований. Новость об этом меня застала на стартах в Пекине. Я приезжаю, пишу заявление — прошу назначить мне слушания, так как у меня старт в Праге. Проходят слушания, и я даже без адвоката доказала свою правоту. Контролер РУСАДА, который должен был проверить меня на финише, сам признался, что даже не помнит, кого проверял на самом деле. Обвинения с меня сняли. Однако отчет по этому случаю сделали только в сентябре, хотя на обжалование решения дается только 25 дней. В итоге было решено рассматривать мое дело в спортивном суде Лозанны, хотя заседание по этому поводу уже давно прошло. Мне говорили, что я могу не приезжать на разбирательство. Как же, давать еще один лишний повод обвинить себя на ровном месте? В конечном счете, меня обвинили в том, что контролер РУСАДА ко мне не подошел, мы это доказали, но я при этом должна быть дисквалифицирована. За что?

Сначала в РУСАДА должны были рассмотреть дело по паспорту, а затем — в Лозанне по этой комичной ситуации. Но, кто теперь будет рассматривать мое дело на местном уровне, неизвестно. До 20 ноября я должна выбрать себе арбитра. Ситуация сложилась так, что в Лозанне я и РУСАДА будем выступать на одной стороне, нас хотят судить. Но, как они будут доказывать, что я виновата, если ревизор РУСАДА ничего не помнит, а я при расследовании предоставила все необходимые бумаги, доказывающие мою невиновность? Бред! И ведь докажут! У нас доказательств нет, но мы считаем, что она виновата, поэтому она виновата. Будет, скорее всего, и третье слушание. По фильму немецкой телекомпании. Но основное обвинение у меня по аудиозаписи из фильма. Меня хотят пожизненно дисквалифицировать по записи.

— Представители отечественного спорта в большинстве своем расценивают расследование независимой комиссии ВАДА, проведенное в преддверии Олимпиады, политизированным. А как Вы как считаете?

— Конечно, политики в этом больше. Думаю, что эта якобы независимая комиссия проводила расследование под давлением. Поставьте на одну чашу весов мнение одного обиженного человека, дисквалифицированного, он уже был уличен в применении допинга. На другую — мнение всей страны. И в итоге получается, что ее мнение выше, чем мнение всей страны. И это разве не парадокс? Это разве не политика? Это разве не еще один ход, не еще одна санкция? Просто за спорт взялись, а эта ниточка, которой в данный момент являлась Русанова, они за нее потянули, и давай, давай, давай… Понимаете, мы читали выводы комиссии, 365 страниц. Попытаюсь более-менее передать суть. «Мы считаем, нам кажется, что вся страна употребляет у них допинг, но если мы этого не доказали в ходе своего расследования, все равно мы считаем, что это так». Это разве не чистой воды политика? В моем дневнике, который я веду с пятого класса, написано «О, спорт, ты — жизнь!». И они хотят лишить людей их жизни. За что? Мы будем бороться до конца. Слава Богу, нашлись неравнодушные люди, сильная московская коллегия адвокатов, которая будет защищать нас во всех инстанциях и дает нам большие шансы остаться в спорте.

О санкциях и профсоюзе

— Не смотря на то, что окончательные выводы по всем заявлениям комиссии ВАДА еще не сделаны, Международная федерация легкой атлетики временно отстранила российскую команду от участия во всех соревнованиях. Не поспешили ли спортивные чиновники с подобным беспрецедентным решением?

— У всех европейцев под давлением в преддверии Олимпиады стоит цель — лишить нас большей части медалей, так как легкая атлетика является одним из самых медальных видов. Но сейчас уже идет информация о том, что IAAF, которая назначила нам наказание, саму могут дисквалифицировать за взятки. Я бы в этом контексте особо хотела подчеркнуть, что в нашей сборной не больше и не меньше проблем, чем у команды любой другой страны. И почему-то мы сейчас «огребаем», а другие страны в «шоколаде», образно говоря. Разве это не политика? И мы — люди, которые в этом варимся, прекрасно понимаем, что все происходящее — бред. И, когда началась эта история, вся федерация (ВФЛА — Прим. ИА «События») посмотрела эти ролики и посмеялась. Никто не мог подумать, что это во что-то выльется. Но, как оказывается, в наше время может быть все, что угодно.

Я была во Всероссийской федерации, говорила со спортсменами, и мы пришли к выводу, что легкоатлеты — народ незащищенный. Да и кто из спортсменов в такой ситуации может чувствовать себя защищенным? Наше мнение никого не интересует. Мы — жертвы. Нас бьют, а мы молчим. И, чтобы подобных историй не повторялось, мы сейчас создаем национальный профсоюз спортсменов и национальный фонд защиты прав спортсменов. Будем защищаться при юридической поддержке. Документы практически готовы, соответствующее письмо тоже. И любой спортсмен, попавший в такую беду, как я, сможет туда обратиться за помощью.

— А как часто в течение сезона у Вас берут допинг-пробы?

— Постоянно. На любых крупных соревнованиях и в любой другой момент, когда надумают эксперты. Я из-за этого должна постоянно отчитываться о своем местоположении. К примеру, я нахожусь в Курске. Часовое окно, в которое у меня могут взять пробу, я поставила на вечер. И если, к примеру я в этот час буду находиться не дома, а у подруги на дне рождения или поехала с ребенком в больницу, то должна зайти на свою страницу в «адамсе» (ADAMS — это система сбора и хранения информации, созданная для того, чтобы облегчить задачу спортсменов по соблюдению антидопинговых требований — Прим. ИА «События») и указать свое местонахождение. Потому что если они приедут и не найдут меня в указанный срок по указанному адресу, то мне ставят «галочку», а три «галочки» — дисквалификация. У меня, слава Богу, не было ни одной галочки. В целом за карьеру я сдавала допинг-пробы более 100 раз, то есть около 10 раз за год. Я постоянно под контролем, и какие могут быть ко мне претензии, если ни в одной из моих проб не было запрещенных препаратов? Но начинают придираться, у тебя вот гемоглобин в одной из 100 проб завышенный. Но это не серьезно.

В этом году было настолько много взято допинг-проб, настолько много было протестировано спортсменов, как никогда. На моей памяти это единственный год, когда повально всех проверяли. Такое ощущение, что любой ценой хотели хоть что-то найти, чтобы к этому прицепиться. Возможно, это делалось под чьим-то влиянием. Но не хочу никаких резких заявлений делать. К РУСАДА у меня никаких вопросов нет. А то, что нас хотят тестировать за границей, нам даже лучше, вопросов меньше будет. Мы, спортсмены, народ безобидный, как хотите, так и сделаем. Надо будет отчитываться ВАДА, будем отчитываться ВАДА. Но эти предирательства на фоне общей политической картины вызывают неоднозначную реакцию.

— А с Екатериной Купиной, которую комиссия ВАДА также планирует отстранить от спорта, эту ситуацию обсуждали?

— Я с ней не обсуждала. И вообще она сбоку припека. Причем тут она, я вообще не понимаю. Я его слепила из того, что было, называется. Она непонятным образом была приписана к этой истории. Обливают грязью, кого хотят.

О надеждах на Олимпиаду и господдержку

— Несмотря на временное отстранение от соревнований, Вы планируете продолжить тренировки? Если ситуация с временной дисквалификацией благополучно разрешится, можем ли мы Вас увидеть на каких-либо стартах?

— Я — человек целеустремленный. Ставлю цель и стараюсь ее достичь. Надеюсь, все будет хорошо. Я на фоне нервного стресса переболела воспалением легких. Это меня остановило в подготовке, но сейчас я полностью восстановилась и готова приступить к тренировкам. Буду готовиться к большим стартам обязательно. И даже если не в Рио, то постараюсь выступить на следующей Олимпиаде. У меня перед глазами живой пример легкоатлета-долгожителя. Татьяна Томашева, ей в этом году исполнилось 40 лет, на последнем чемпионате выиграла у всех. По сравнению с ней у меня еще куча времени, мне только 28. Так что у меня еще есть не один шанс, чтобы попытаться попасть на Олимпиаду. А так сейчас на всякий случай поступаю в нашу академию государственной и муниципальной службы на юриспруденцию, чтобы быть подкованной по всем этим вопросам.

Мы все равно хотели готовиться к летнему сезону и зимний сезон пройти в легком режиме, в адаптивном. У меня этот сезон был длинным, я на Универсиаде выступала, на нескольких коммерческих стартах. А для подготовки к Олимпийским Играм требуется плановый подход. Конечно, если будет возможность, я буду выступать. А сейчас стоит задача защитить свои права. Надо добиться того, чтобы с меня сняли обвинения в нарушении антидопинговвх правил. Я все равно буду тренироваться, а параллельно будут идти разбирательства.

— На сегодняшний день известно, когда именно начнутся разбирательства по Вашему вопросу?

— Определенной даты пока нет. Разбирательства должны быть, но получается, что РУСАДА временно отстранена, хотя именно там должны были начать рассматривать мой вопрос. Сейчас творится такой бардак, что нельзя ничего загадывать и решить. В пятницу была одна ситуация, в понедельник — уже другая. Вот, к примеру, в воскресенье, 15 ноября, собралась ВФЛА, и было решено, что мы будем выступать под эгидой Олимпийского флага. Настолько активно развиваются события, что их сложно предугадать.

— Есть ли какая-то поддержка в этом вопросе со стороны государственных структур?

— Мы надеемся, что правительство нам поможет. Вспомните ситуацию с лыжами, когда в преддверии зимней Олимпиады наших спортсменов стали повально дисквалифицировать. Какой государство нашло выход? Они привлекли влиятельных людей, начали популяризировать зимние виды спорта. Помогите легкой атлетике так же, и никаких проблем не будет! Пока же политическая ситуация такова, что у нашего государства итак проблем хватает, и мы в этом списке далеко не на первом плане.

Если бы у меня была такая возможность обратиться к правительству и президенту, я бы хотела, чтобы они подняли легкую атлетику, как и лыжи. Радуемся за наши зимние виды спорта, радуемся, что они так поднялись. Было бы просто идеально, чтобы и с легкой атлетикой все происходило в том же ключе. Но пока популярности легкой атлетике не хватает даже не смотря на то, что это самый доступный, бесплатный вид спорта, а квалифицированных тренеров достаточно, только ведите детей! Может быть, вся эта раздутая история с допингом что-то изменит к лучшему. Надо прививать любовь к спорту у детей с малых лет. Действительно, очень много талантов пропадает, хотя могли бы вырасти в больших спортсменов. Поэтому я бы очень хотела призвать родителей, чтобы они отдавали детей в секции легкой атлетики. У нас нет тех проблем с допингом, которые нам приписывают. У меня спортивная семья. И меня с самых маленьких лет отдали в легкую атлетику. И я поднималась своим трудом, дневники вела, шла от ступеньки к ступеньке. И если наши маленькие легкоатлеты также пойдут, то это приведет к самым высоким достижениям.

1107
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...