Неизвестная прима

Неизвестная прима

В этом году исполняется 215 лет со дня рождения актрисы, о которой сегодня мало кто знает и помнит, но являющейся, бесспорно, первой «звездой» курской театральной сцены — Любови МЛОТКОВСКОЙ.

Любовь Ивановна родилась в 1804 году в Курске. Ее отец, Иван Васильевич КОЛОСОВ, профессию педагога в народном училище совмещал с подработкой суфлером в курском городском театре. Мать была актрисой, к тому же родной сестрой братьев БАРСОВЫХ, о которых стоит сказать особо. Первый любительский театр в Курске появился еще в 1729 году. А в 1792-м усилиями Михаила, Александра и Петра Барсовых, из труппы помещика Петра АННЕНКОВА, в здании Дворянского собрания (ныне — концертный зал «Свиридовский») был основан первый в Курской губернии профессиональный городской театр. Здесь братья держали антрепризу, то есть для участия в спектаклях приглашали актеров из других городов. Любовь Ивановна, выступавшая тогда под фамилией первого мужа — ОСТРЯКОВА, дебютировала около 1823 года у антрепренера немецкого происхождения Иоганна ШТЕЙНА, в труппе которого выступал ее дядя Петр Барсов. Штейн занялся театральным бизнесом в 1814 году и за десять лет успел построить театр в Харькове, основать регулярные сезоны в Курске и собрать самую многочисленную и профессиональную провинциальную труппу — с оркестром. Попасть в такой коллектив было большой удачей для начинающей актрисы. Репертуар был широким и разнообразным, давались не только популярные водевили и модные мелодрамы, но и качественные драмы, и оригинальные балетные постановки.

Восхождение звезды В 1828 году труппа Иоганна Штейна выступала в Воронеже, где антрепризу держал еще один пионер коммерческих театров в провинции — поляк Осип КАЛИНОВСКИЙ. После его смерти в том же году ему наследовал друг — актер Петр СОКОЛОВ. Новоиспеченный директор полностью пересмотрел репертуар и состав коллектива, пригласив и молодую талантливую актрису — Любовь Острякову, хорошо известную ему по предыдущему сезону. Так Любовь Ивановна впервые стала настоящей примой. Соколову удалось резко оживить театральную жизнь в Воронеже. Сезон 1829 года, с господствовавшей на сцене Остряковой, с непривычно хорошим репертуаром получился триумфальным. О впечатлении, которое произвели спектакли новой труппы на жителей города, свидетельствуют стихотворные отзывы двух молодых воронежцев, ставших впоследствии заметными фигурами в русской литературе. Так, 20-летний Алексей КОЛЬЦОВ после просмотра мелодрамы Дюканжа «Тридцать лет, или Жизнь игрока», в которой Любовь Ивановна играла главную героиню Амалию, написал:

Я б сплел для той венок из роз… Ах, нет! Для ней и двух лавровых мало, Кто не Амалией, а ангелом там был… Не менее восторженно свой отзыв «На игру г-жи Остряковой» завершил 16-летний Николай СТАНКЕВИЧ: Ты обрела в природе талисман Неподражаемый, чудесный. Приятен голос твой и нежен, как свирель. Ты всех собой очаровала; Искусства ты постигла цельИ тайну сердца разгадала!

Успех труппы в Воронеже в 1829 году подтолкнул молодого антрепренера к дальнейшим гастролям — сначала в Тулу, потом в Тамбов, Саратов и все далее, на восток — до Екатеринбурга. Однако Любовь Острякова с ним не поехала, а вернулась к Иоганну Штейну, где стала одной из ведущих актрис. В 1829-1833 годах театр гастролировал в Киеве, и тем, кто видел их спектакли в то время, запомнились как имя актрисы, так и стиль ее игры. В 1833 году в труппе, руководитель которой хронически не вылезал из долгов, довольно грубо обращался с актерами и нередко задерживал гонорары, произошел бунт. Требуя часть имущества за долги, из нее вышел талантливый и энергичный актер польского происхождения Людвиг МЛОТКОВСКИЙ, к которому примкнули почти все коллеги. Таким образом, в Курске возникла новая, сильная по составу труппа: кроме возглавившего ее Млотковского, в нее вошли будущие звезды русского театра Любовь Острякова, Николай РЫБАКОВ и Карп СОЛЕНИК.

В дуэте В 1836 году, благополучно пережив первые два сезона, труппа Людвига Млотковского перебирается в Харьков. Заполучив ранее принадлежавшее Штейну здание театра, Людвиг Юрьевич проявил себя как незаурядный администратор — о его талантливой труппе говорили все чаще и громче. Одобрительная молва доходила и до столиц. И когда в 1838 году он арендует здание театра в Киеве и приглашает знаменитого столичного актера Павла МОЧАЛОВА провести совместные гастроли, тот, не раздумывая, соглашается. К этому времени Любовь Острякова уже сменила свою сценическую фамилию: начиная с 1837-го она выступала как Любовь Млотковская. Довольно свежая по тем временам идея ангажировать на несколько спектаклей «звездного» актера оказалась весьма удачной. Посмотреть на столичную знаменитость приходил весь провинциальный свет. Неизменной партнершей Мочалова на сцене во всех спектаклях была Любовь Ивановна — тандем этот заслужил не одну бурю оваций. «Грех большой отказать в удовольствии поиграть с прекрасной актрисой, — писал Павел Степанович в одном из писем. — Этого удовольствия я не имел уже несколько лет». Во время киевских гастролей между женатым актером и замужней актрисой приключился своего рода «служебный роман». Вернувшись в Москву, Мочалов вступил в переписку с Млотковской, и, по мнению исследователей, именно ей посвящены строки, написанные вскоре после их знакомства:

О! Как в обманчивых мечтаньях Она казалась мне мила, Делила все мои страданья И слезы сладкие лила! Как будто для меня жила.

В 1838-1842 годах Любовь Ивановна находилась в зените своей славы и была признанной примой Харьковского театра. «Госпожа Млотковская, превосходная игра которой так единогласно признана нашей публикой, что о ней нет никаких споров, доказала нынче в роли Офелии, что она может блистательно успевать и в драмах», — писал в это время весьма взыскательный театральный критик Александр КУЛЬЧИЦКИЙ.

Закат Довольно серьезные долги Млотковского, его сложные отношения с городскими властями сильно ухудшали творческую атмосферу в театре и в каком-то смысле поставили под вопрос его дальнейшее существование. В итоге в 1843 году он покинул Харьков с частью своей труппы, направившись в Орел, где надеялся начать все заново. Любовь Млотковская с мужем не поехала, а осталась в Харькове — в теперь уже городской труппе Харьковского театра. С этого момента начался закат ее творческой карьеры. На первые женские роли все чаще брали других актрис, главными талантами которых были юность и высокопоставленные поклонники. В 1847 году антрепренеры Одесского театра предложили стареющей, но все еще прославленной актрисе перейти к ним. Здесь она играла уже роли своих ровесниц и более пожилых героинь, а в 1856 году происходит следующий — теперь уже последний — переезд: Млотковской предложили антрепризу в построенном вместо прежнего новом Киевском театре. Поначалу вполне задействованная, вскоре она, расхворавшись, почти сошла со сцены. В 1862 году ее даже уволили из театра как неспособную по состоянию здоровья полноценно служить в труппе; но потом, по просьбам неравнодушных людей, восстановили, хотя играть она уже почти не могла. Земной путь Любови Млотковской закончился 19 октября 1866 года в Киеве, на 62-м году жизни. В последнее время редко появлявшаяся на сцене, она отошла в мир иной почти незаметно, и мало кому даже из преданных поклонников довелось проводить ее в последний путь. Только спустя столетие видный специалист по истории русского театра Александр КЛИНЧИН заинтересовался ее личностью и в 1968 году в серии «Корифеи русской и зарубежной сцены» издал посвященную Любови Ивановне книгу с говорящим названием «Повесть о забытой актрисе».

Подготовил Олег Качмарский

130
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...