«За два года в Афганистане я не потерял ни одного солдата»

«За два года в Афганистане я не потерял ни одного солдата»

Накануне 31-й годовщины вывода советских войск из Афганистана корреспонденту РИА «Курск» удалось пообщаться с участником военных действий, разворачивающихся с 1979-го по 1989-й год между Советским Союзом и афганскими моджахедами.

Подполковник Петр Верютин два года командовал танковой ротой в самый разгар войны в Афганистане. На его кителе — орден Красной звезды и медаль «За отвагу». Сегодня Петр Михайлович — военный пенсионер и бывший предприниматель. Но о войне помнит так, словно вчера вернулся.

«От человека остается одна пыль…»

В 70-е годы Афганистан по уровню развития напоминал средневековье. Советский Союз тянул его в XX век: строил в стране заводы, больницы и дороги.

До определенного момента советских людей здесь принимали как дорогих гостей. Но конфликт местных кланов, боровшихся за власть, привел к гражданской войне, в которую оказалась втянута Советская армия.

В 1986 году 29-летний офицер Петр Верютин был направлен в Афганистан командовать 3-й танковой ротой 101-го мотострелкового полка. Основной задачей роты было боевое охранение участка дороги, по которой двигались колонны снабжения армейских подразделений.

Под командованием Верютина служили представители 18-ти национальностей: прибалты, грузины, турки, чеченцы, русские, белорусы, узбеки, туркмены… Часть солдат даже не говорила по-русски. Но, вспоминает командир, все относились друг к другу по-человечески: о дедовщине речи не было. Иначе было нельзя. Ведь агрессивный «дедушка» рисковал получить выстрел в спину.

— Я попал в город Герат — это северо-запад Афганистана. Полк наш принимал участие в боевых действиях с 80-го года, — вспомнает Петр Михайлович. – Командовал ротой 2 года. За это время у меня ни одной боевой потери не было. Ни один мой солдат не погиб. А их было 48 человек, плюс 6 офицеров и прапорщиков.

При этом танк Верютина дважды подрывался на минах. И еще дважды подрывались другие экипажи роты. Но им везло — люди оставались живы, а машины после ремонта возвращались на поле боя.

— Взрывная волна уходила наружу, — объясняет он. — Если бы пошла вовнутрь, под днище, танк бы взорвался. Представьте: башня весом порядка 20-ти тонн отлетает на 25-50 метров от взрыва. Тут же детонирует боеукладка, а один снаряд весит 28 килограммов. Таких 40 штук. Больше тонны боеприпасов взрывается, и от человека остается одна пыль.

Секрет выживания

Еще в военном училище Верютину объяснили: на войне солдат придется посылать на смерть, и к этому нужно быть готовым. А умирать, не дожив до 30-ти лет, никому не хотелось.

Офицер понял: выживание, и его, и подчиненных, напрямую зависит от того, как быстро боец выйдет за границу страха и начнет действовать наверняка. А для этого нужно было научиться превозмогать панику и сосредотачиваться на задаче.

— Когда увидел цель, откуда по тебе стреляют, ты принимаешь трезвое решение и начинаешь командовать подразделением, — вспоминает Верютин. – Неожиданность всегда парализует. Секунд через 5, максимум 10, рассудок начинает  работать, и ты начинаешь действовать так, как тебя учили.

И, разумеется, спасало надежное оружие. Когда рота продвигалась по пустыне, солдаты по-походному находились не внутри танка, а сверху. В итоге белыми оставались только зубы – все тело покрывалось пылью.

Но и в таких условиях легендарные автоматы Калашникова вели себя прекрасно: стоило отряхнуть песок, и оружие готово к бою, в отличие от американских винтовок М-16, которыми были вооружены моджахеды.

Из танка – к станку

Петр Михайлович отслужил в Афганистане 2 года, из них в боевых выходах провел 11 месяцев. По возвращению в СССР Верютин продолжил службу в вооруженных силах – был начальником штаба батальона, а позже — его командиром. А в 38 лет, дослужившись до подполковника, был уволен из вооруженных сил в связи с ранениями и контузиями. Это был 1995-й год.

— Тогда я пошел работать на предприятие. Приходилось работать простым слесарем, затем механиком в СМП-688, это строительно-монтажный поезд, который находился в Железнодорожном округе Курска, — рассказал Петр Михайлович. – Через год ушел, потому что предприятие начало разваливаться, а у меня были маленькие дети, их кормить надо было.

После Верютин устроился слесарем на птицефабрику под Щиграми, со временем стал главным инженером.

Через некоторое время подполковник запаса ушел с завода и открыл собственный бизнес по монтажу оборудования для птицеубойных цехов. Предприятие оказалось успешным. А 3 года назад Петр Михайлович ушел на заслуженный отдых.

— Если бы моя жизнь началась снова, я бы снова стал офицером в Афгане, — говорит он.

Петр Михайлович – потомственный офицер. Его дед успел послужить и в Царской, и в Красной армии. Отец 8 февраля 1943 года участвовал в освобождении Курска. У ветерана есть две дочери и внук, который, возможно, продолжит семейное дело.

 

Любовь Воробьева

127
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...