Чтобы помнили: 29 июня - День памяти партизан и подпольщиков

Чтобы помнили: 29 июня - День памяти партизан и подпольщиков

В годы Великой Отечественной войны в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима была развернута народная война, которая велась в форме партизанского и подпольного движения. Это было уникальное явление. Наши противники не ожидали от него такого размаха и эффективности. Это при том, что в СССР не было заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, как не было и достаточного количества кадров, подготовленных к ее ведению. Но партизанское движение на оккупированных территориях было массовое, оно стало символом народного сопротивления агрессорам.

3 июля 1941 года в речи И.В. Сталина, раздавшейся по радио, прозвучали призывы к развертыванию в тылу врага партизанской и диверсионной деятельности. 30 мая 1942-го Сталин дал указание создать при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Этот штаб возглавил П.К. Понаморенко, заместителями которого были утверждены представители Генерального штаба и НКВД.

В Берлине возлагали надежды на то, что усилением террора удастся в зародыше задушить движение сопротивления на оккупированных советских землях. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель 16 сентября 1941 года издал приказ, согласно которому за покушение на одного немца предписывалось брать в заложники и уничтожать от 50 до 100 мужчин и женщин из числа местных жителей.

Деятельность партизан была разнонаправленной. Например, они обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями, препятствовали коммуникации противника. Так, в 1943 году наиболее крупной была проведенная партизанами операция «Рельсовая война», являвшейся частью битвы под Курском. Тогда было взорвано 1342 км одноколейного железнодорожного пути. А в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что способствовало успешному наступлению Красной Армии.

Миллион партизан

Всего в 1941-44 годах в тылу врага действовало 6200 партизанских отрядов общей численностью в 1 миллион человек. С 1942 года в тылу у противника образовывались целые «партизанские края», в которых восстанавливалась советская власть. Особую роль они сыграли в нарушении тыловых коммуникаций. За годы войны ими было произведено 20 тысяч крушений поездов, уничтожено 2500 паровозов, подорвано 12 тысяч мостов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, 42 тысячи автомашин, 350 тысяч вагонов, цистерн и платформ, выведено из строя 6 тысяч танков и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах 1100 самолетов, уничтожено более 600 тысяч и взято в плен более 50 тысяч солдат и офицеров противника. Такого количества живой силы и техники хватило бы для создания крупной стратегической группировки врага.

Временно оккупированная советская территория не стала для захватчиков обеспеченным тылом. Это была, прежде всего, заслуга партизан и подпольщиков. Более 300 тысяч партизан были награждены орденами и медалями. 249 партизанам было присвоено звание Героя Советского Союза, а двое руководителей партизанского движения С.А. Ковпак и А.Ф. Федоров были удостоены этого высокого звания дважды.

Партизаны, конечно, не имели непосредственной связи с агентурной разведкой, более того, они, вероятно, даже не знали о ее существовании. Но если агентурная разведка могла раскрыть главные стратегические замыслы немцев, то партизаны в свою очередь могли установить, как проводятся эти стратегические замыслы в жизнь; если агентурная разведка могла раздобыть сведения об отдельных планах немцев, то партизаны могли наблюдать осуществление этих планов. И поскольку партизаны могли следить за противником сразу во многих районах, их данные позволяли русским распознавать главные замыслы врага даже в тех случаях, когда агентуре заранее ничего не удавалось узнать. Поэтому партизаны вправе считать, что не только честь завоевания побед на полях сражений, но и честь достижения успехов в разведке отчасти принадлежит и им.

Из жизни подпольщиков Крыма

В середине ноября неожиданно появился пропавший «Серго». Он пришел ко мне вместе с одним из своих помощников, Петей Смирновым, у которого была странная кличка «Семь плюс восемь», и связным Колей - мальчиком лет пятнадцати. Фалиппыч знал «Серго» и познакомил меня с ним.

Это был грузин высокого роста, плотный, с умными черными глазами и маленькими усиками. Одет очень элегантно, в модном костюме, в новом демисезонном пальто.

Я ему очень обрадовался.

- А мы боялись, что с вами несчастье случилось.

- Пустяки. Имел маленькое приключение. - «Серго» добродушно улыбнулся, приглаживая зачесанные назад черные волосы. - Был в Воинке. Оттуда решил поехать на Перекоп - посмотреть, что там делается у немцев, и наладить связь с нашими. Поехал на грузовой с надежным парнем - шофером. Все было хорошо, только пропуска на машину у нас не было. На станции Ишунь к нам придрался немецкий жандарм и задержал. Сам сел за руль, а с нами посадил русского полицая. Везет обратно в Воинку. Что делать? Не умирать же! Я говорю полицаю: «Ты русский, и мы русские, давай убьем немца и уедем в лес к партизанам. Ты нас спасешь, а мы тебя». Он сначала задумался, а потом как застучит в кабинку: «Партизаны! Хотят нас убить!» Жандарм сразу остановил машину, выскочил, пистолет - на нас. Нам скрутили руки, привезли в Воинку, посадили в каталажку. Но у меня хорошие подпольщики. Ночью нас освободили и на линейке доставили в город.

«Серго» рассказывал эту историю спокойно, с юмором, как занятное дорожное приключение, но у Пети на бритых щеках краска выступила. Видно, все это было не так уж весело.

- Что же думаете делать? - спросил я «Серго». - Вас же разыскивают теперь по всему Крыму.

- Они нас всегда ищут! - махнул он рукой. - Переменю паспорт, квартиру и буду дальше работать.

- Не лучше ли вам на время уйти в лес?

- Зачем? Получше замаскируюсь и буду жить.

- Паспорт имеете?

- Будет на днях.

- Из леса?

- Нет. Мои ребята из полиции достают. С готовой пропиской, по пять тысяч рублей за штуку. Если нужно, могу и вам дать.

Юный партизан

Павлик Титов для своих одиннадцати был великим конспиратором. Он партизанил два с лишним года так, что об этом не догадывались даже его родители. Многие эпизоды его боевой биографии так и остались неизвестными. Известно же вот что. Сначала Павлик и его товарищи спасли раненого, обожженного в сгоревшем танке советского командира - нашли для него надежное укрытие, а по ночам носили ему еду, воду, по бабушкиным рецептам варганили какие-то лекарственные отвары. Благодаря мальчишкам танкист быстро поправился.

В июле 1942 года Павлик и его друзья передали партизанам найденные ими несколько винтовок и пулеметов с патронами. Последовали задания. Юный разведчик проникал в расположение гитлеровцев, вел подсчеты живой силы и техники.

Он вообще был ушлым парнишкой. Однажды притащил партизанам тюк с фашистской формой:

- Думаю, вам пригодится... Не самим носить, конечно...

- А взял-то где?

- Да купались фрицы...

Не раз, переодевшись в добытую мальчиком форму, партизаны проводили дерзкие налеты и операции. Парнишка погиб осенью 1943 года. Не в бою. Немцы проводили очередную карательную операцию. Павлик с родителями прятался в землянке. Каратели расстреляли всю семью - отца, мать, самого Павлика и даже его маленькую сестренку. Он был похоронен в братской могиле в Сураже, что недалеко от Витебска.

Партизанская присяга

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Красных партизан, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным партизаном, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все приказы командиров и политических руководителей.

Я клянусь до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской родине и рабоче-крестьянскому Правительству.

Я готов, как верный сын своей родины, с оружием в руках действовать во временно захваченных районах, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников.

Я клянусь мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни, преследовать и уничтожать на каждом шагу чужеземных захватчиков и грабителей до полной победы над врагом.

Если же по злому умыслу я нарушу эту мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара Советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.

Чтобы помнили: 29 июня - День памяти партизан и подпольщиков

Командиры

Из дневников С.А. Ковпака:

«Воодушевленные победой над в несколько раз сильным противником, бойцы еще больше укрепили веру в победу, а население еще смелее начало идти в отряды»

Партизаны оружие и даже взрывчатку добывали в боях с врагом. Партизанский командир С.А. Ковпак часто повторял: «Мой поставщик - Гитлер».

Активный участник партизанского движения П.П. Вершигора:

Описание партизанского лагеря С.А. Ковпака: «Хозяйский глаз, уверенный, спокойный ритм походной жизни и гул голосов в почаще леса, неторопливая, но и не медлительная жизнь уверенных людей, работающих с чувством собственного достоинства, - это мое первое впечатление об отряде Ковпака».

Во время рейда Ковпак был особенно строгим и придирчивым. Он говорил, что успех любого боя зависит от незначительных, вовремя не учтённых «мелочей»: «Прежде чем зайти в Божий храм, подумай, как из него выйти».

А.Н. Сабуров (руководитель партизанского движения на Украине) о деятельности партизан:

«Во время подготовки к рейду и в нашем штабе было немало горячих споров. Мы не раз воспроизводили на карте все возможные ситуации столкновений с врагом, выбирали самые тяжелые, невыгодные для нас условия и искали выход из них. Над планированием рейда работало много людей. Это было подлинно коллективное творчество. И прежде всего мы прислушивались к словам тех, у кого за плечами был не один успешный бой, поучительный с точки зрения партизанской тактики. Учитывалось все, до самых мелких подробностей, создавались планы и контрпланы, и при этом исходили мы из того непреложного факта, что в рейде на долгие раздумья фашисты не дадут нам времени.

Но даже при таком серьезном подходе к разработке рейда сомнения полностью не исключались. Некоторые не скрывали своей озабоченности относительно того, можно ли будет действовать в тех областях, где врагу уже удалось разбить, а то и почти полностью уничтожить партизанские отряды и партийное подполье.

Это верно, пожалуй, что на Брянщине, Орловщине и частично на Смоленщине партизанам воевать было легче. На Брянщине раньше, чем в других областях, сумели объединиться ранее разбросанные, изолированные друг от друга отряды, там люди нашли в себе мужество быстрее преодолеть межрайонные и областные барьеры, и тем самым был создан единый мощный партизанский кулак, что, в свою очередь, открыло возможность наносить врагу более массированные и, следовательно, более ощутимые удары.

Широко развернувшиеся действия объединенных партизанских отрядов вынудили оккупационные власти сосредоточивать войска в крупных гарнизонах, чтобы тоже собрать свои силы в кулак. В результате немцы оставили целые лесные районы, полностью уступив их партизанам. Так и создался партизанский край, ставший притягательной силой и надеждой всех окрестных жителей.

Но ведь этого можно добиться и на Украине!

Советские люди, оказавшиеся на временно оккупированной земле, повсюду с ненавистью относятся к врагу и глубоко понимают свой долг перед Родиной. И если в одном месте партизанское движение развито слабее, чем в других местах, так это не потому, что местные жители примирились с оккупацией, а потому, что некому возглавить их патриотический порыв и организовать борьбу с врагом. И одна из главных задач нашего рейда - исправить такое положение»

Источник информации - портал История.РФ

Фото: портал Культура.РФ

120
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...