Последний русский самодержец

Последний русский самодержец

В областном центре проходит православный фестиваль «Царские дни в Курске», на котором вспоминают его Императорское Величество Николая II. Мероприятие продлится по 18 июля.

В дореволюционной России само понятие «царские дни» означало памятные даты, связанные с императором и его семьей. А 17 июля 2018 года исполняется 100 лет со дня расстрела августейшей фамилии, и поскольку последний российский император прославлен в лике святых и дважды побывал в столице соловьиного края – в 1902 и 1914 годах, Курская епархия инициировала проведение посвященного ему фестиваля.

Одним из его мероприятий стал «Читающий маршрут», когда в городском троллейбусе пассажирам рассказывают об истории того или иного праздника. На этот раз акция была приурочена к Всероссийскому дню семьи, любви и верности, посвящена памяти святых благоверных князя Петра и княгини Февронии муромских, и рассказ о царской чете, как образце супружеских отношений, был как нельзя кстати. В качестве просветителя выступил руководитель отдела религиозного образования Курской епархии, настоятель храма святых Царственных страстотерпцев города Курска протоиерей Олег ЧЕБАНОВ.

Олег Чебанов

Сгорая, плачут свечи

– Эпиграфом моего выступления, – рассказывает отец Олег, – была мысль о том, что люди похожи на церковные свечи, которые горят в храме на подсвечнике. Одни долго горят маленьким тусклым коптящим огоньком, другие же ярким пламенем освещают пространство вокруг себя и согревают тех, кто рядом. Семья последнего нашего императора относилась именно ко второй категории. Выступая перед пассажирами троллейбусного маршрута №1, я говорил не о политике, не о государственном деятеле, а о чистых, высоких, духовных отношениях в его семье. И, прежде всего, о воспитании.

Как отметил рассказчик, и царь Николай Александрович, и его супруга были воспитаны своими родителями в весьма аскетичных спартанских условиях. Императрица Александра Федоровна, которую наставляла ее бабушка английская королева Виктория, отмечала впоследствии, что религиозное воспитание — это лучшее сокровище, которое родители могут подарить своим детям. И подтверждала свою мысль на деле: императорские дети вовсе не купались в роскоши, из их личных дневников и воспоминаний современников узнаем, что каждая последующая сестра донашивала вещи старшей, спали они на жестких солдатских походных кроватях, питались простой едой, а наследник престола цесаревич Алексей, побывав с отцом на учениях, писал, что каша, щи и черный хлеб – лучшая пища, которую он ел в своей жизни, а не то, что подают при дворе. Когда же началась Первая мировая война, многие комнаты в Зимнем дворце императрица отдала под лазарет, вместе с дочерьми став патронессами госпиталей, — они сами стирали бинты, делали перевязки.

– На протяжении четверти века супружеской жизни, – отмечает протоиерей, – царь с царицей ни на секунду не расставались, хотя и находились порой далеко друг от друга – она в Царском селе, а он в ставке, на фронте, в какой-нибудь поездке. Но в своих дневниках и переписке они постоянно признавались в любви друг к другу – и плодом этих возвышенных, искренних и честных отношений, конечно, стало воспитание пятерых детей.

Николай II во время посещения больницы в Курске

Освобождаясь от стереотипов

В то же время фигура Николая II в восприятии современного российского общества является одной из наиболее спорных. Особенно среди людей старшего поколения, воспитанных на советских учебниках, где монархическое прошлое и в особенности последний русский император подавались исключительно в негативном свете. Как, например, в романе Валентина Пикуля «Нечистая сила». Среди наиболее укоренившихся штампов: «Николай кровавый», «Ходынка», «Кровавое воскресенье», «царь слабый и бездарный, приведший страну к катастрофе» – увы, эти прививаемые десятилетиями стереотипы у многих уже неискоренимы.

Относится это и к вопросу о канонизации, смысла которой многие сегодня не понимают. В их понимании святой означает безгрешный.

– Но в православной традиции существуют разные типы святости, – разъясняет священник. – Есть преподобные, которые были монахами; есть святители – носители архиерейского сана; есть благоверные князья, как, например, Борис и Глеб, Петр и Феврония, Олег Рязанский. Но не в числе благоверных князей прославлен последний русский император. И даже не в числе мучеников, поскольку он не претерпевал гонений за Христа, ни он, ни его близкие не были расстреляны за то, что они были христианами. Нет! Они прославлены в чине страстотерпцев. Это те люди, которые безропотно претерпели страдания и до самой смерти понесли крест, возложенный на них Христом.

Иной раз приходится слышать, что его прославили, а он ведь курил и выпивал. Но Церковь — это собрание не безгрешных, а кающихся грешников. Безусловно, император понимал свою греховную природу, исповедовался, причащался святых Христовых тайн. И в Царстве Небесном среди святых нет ни одного безгрешного, поскольку безгрешен один только Христос. И те личные грехи, которые были у императора и членов его семьи, не должны ставиться в расчет при его прославлении. За то, что он безропотно принял кончину здесь, в России, он вместе со всей семьей и был причислен к лику святых.

Впрочем, главная причина упорства в заблуждениях очевидна. Ведь если признать царя вменяемым и дееспособным, а Россию того периода динамично развивающимся государством, тогда потеряется сам смысл революции. Но именно об этом свидетельствует множество основанных на первоисточниках современных научных работ. Таких, например, как исследования доктора исторических наук Александра Боханова «Сумерки монархии», «Российская империя. Образ и смысл». Или же сборник «Русский рубеж. По страницам «Литературной России»», откуда можно почерпнуть следующие данные:

«В период между 1890 и 1913 годами русская промышленность учетверила свою производительность… В течение двух десятилетий, предшествующих войне 1914-1918 годов, сбор урожая хлебов удвоился. В 1913 году в России урожай главных злаков был на 1/3 выше такого же в Аргентине, Канаде и Соединенных штатах, вместе взятых».

А согласно «Советской исторической энциклопедии», в 1913-м в России было собрано 86 миллионов тонн зерна – этот уровень был достигнут в СССР только в 50-е годы после освоения целины.

Николай II с братом Михаилом Александровичем в Курске. Ул. Московская

Вспомнить все

Изучать историю нужно не по партийному или классовому признаку, а стремиться видеть объективную целостную реальность, постигать истинную природу вещей. На что в целом и направлена инициатива Курской епархии.

Кроме «Читающего маршрута», фестиваль «Царские дни в Курске» включает в себя тематические книжные выставки в различных библиотеках города, филокартическую выставку в «Асеевке», акцию в галерее «АЯ» Олега Радина, где будут представлены раритеты, связанные с посещением императором Курска, заочную экскурсию в лагере для одаренных детей имени Валентины Терешковой.

Продолжение последует и после завершения фестиваля. В ноябре по программе епархиальных образовательных общественных чтений пройдет круглый стол «Россия и Курский край в период царствования императора Николая II». И, думаю, мало кто не согласится с мыслью Олега Чебанова о необходимости открытия мемориальных досок на тех зданиях, которые посещал император во время пребывания в Курске.

Олег Качмарский

153
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...